Алгоритмы пишут научную фантастику

Инновационные технологии проникли во все жизненные сферы человеческого общества. Бытует мнение, что алгоритмы помогают создавать научно-фантастические произведения. Однако это утверждение требует некоторых объяснений и доказательств.

Несколько последних лет исследователи Адам Хэммонд и Джулиан Брук занимались разработкой программного обеспечения, анализирующего литературные базы данных. Созданная ими программа способна идентифицировать множество структурных и стилистических деталей в огромных фрагментах текстового материала.

Например, писатель пишет свои истории о жизни, последняя из которых была о миллиардерах-оборотнях. Произведение написано в жанре фантастики. Анализируя свою творческую деятельность, писатель наблюдал, как технологии проникают в бесчисленные профессии и ремесла, часто улучшая работу людей. К сожалению, эта технология не улучшает труд рассказчика. Возникает закономерный вопрос: где же программное обеспечение, которое оптимизирует прозу писателя? Исследователи  Хэммонд и Брук провели вместе с повествователями простой эксперимент, чтобы получить ответ на вопрос: может ли алгоритм помочь им написать лучшие истории? Рассказчики начали с того, что предоставили  исследователям  коллекцию из пятидесяти научно-фантастических историй – сочетание классики золотого века и некоторых новых произведений. (Участники эксперимента решили, что кто-то из них напишет новую и уникальную в своем роде научно-фантастическую пьесу, потому что научная фантастика легко идентифицируется).

Адам Хэммонд и Джулиан Брук использовали разработанную ими программу, чтобы сравнить историю писателя, участвующего в их исследовании, с массой других историй. Сначала они вернулись к рассказчику с помощью ряда стилистических руководств, которые сделают его историю максимально похожей на образцы. Программное обеспечение сделало определенный процент текста будущего произведения  диалогичным. Затем писателю программа предоставила набор из 14 правил, полученных из процесса, называемого тематическим моделированием. Именно оно будет определять основные темы и темы истории нашего рассказчика. Все, что он должен будет сделать, – это приступить к созданию своего произведения.

Исследователи Хаммонд и Брук разработали уникальный веб-интерфейс, через который их алгоритм под названием «SciFiQ» сможет поведать писателю о текстовом эквиваленте атомного уровня, т.е. насколько точно каждая деталь его прозы соответствует деталям в пятидесяти ранее  отобранных произведениях («существительные на 100 слов».) Например, когда рассказчик набрал слово или фразу, и это было нечто большее, чем то, что имел в виду алгоритм «SciFiQ», интерфейс загорится красным или фиолетовым цветом. Когда писатель исправил ненужное слово или фразу, интерфейс станет зеленым. Ключом, очевидно, были тексты, которые и ранее отобрал рассказчик: «Обширней и медлительней империй» Урсулы К. Ле Гин, «Отец-Вещь» Филиппа К. Дика, «Нескончаемый дождь» Рэя Брэдбери.

Нашему писателю хотелось написать что-то невероятное, поэтому он  выбрал истории, которые, по его мнению, оказались самыми невероятными. О результате проведенного эксперимента  судить читателям.

 

Знакомство наблюдателей с одиноким искателем

«Машины стояли в темноте. Один лишь фонарь был включен, когда вошли Энн и Эд. Одинокий искатель смотрел на другую планету.

«Выгодный и востребованный» – сказал Эд. «Я не могу это не подчеркнуть» – согласилась Энн. Человек высунул лицо и, не признав ни Энн, ни Эда, начал  быстро собираться. Очевидно, Энн переоделась в первый же день. Эд работал ночным супервайзером и надел сине-зеленый комбинезон. Одинокий искатель был  весь в потной испарине. Его болезненные глаза казались истощенными. Он излучал резкий запах дешевого отбеливателя, который сильно жег внутреннюю часть ноздрей Энн. Она была одета в свой лучший наряд: юбка-карандаш, купленная для защиты диссертации.

От человека болезненного вида запотевала внутренняя часть экрана, и Энн осторожно протирала его бумажным полотенцем с антисептическим спреем. Кивнув поочередно каждому из них, искатель чуть приоткрыл дверь. По-видимому, они не были знакомы друг с другом. Коллега Энн не мог дождаться, когда ему можно будет уйти отсюда.

«Когда-то давно людей интересовал другой мир. Поэтому они построили телескопы, перенесли ртуть в транслюбарную обсерваторию, соорудили антигравитационную базу и поместили диски внутрь серебряных, вертящихся кругов, размером с целый город, с целью захватить свет» – начал свой рассказ  Эд.

«Если вам интересно, зайдите в архивы. Я знаю, вы серьезно занимаетесь ксенологией. Мне известно о том, что вы десять лет проводили в архивах, но сегодня у вас есть только четыре часа, а вернее три часа и 42 минуты. Архивы имеют сто миллионов часов перекрестных ссылок. Ваша работа заключается в том, чтобы отыскать необходимую документацию об установке освещения здесь».

«Теперь мне понятно. Этот свет должен быть здесь» – сказал он, постукивая лампой. Энн заметно нервничала. Иной мир, расположенный на расстоянии 1564 световых лет от нашей цивилизации, почти незаметно, ярко и плавно  переходил к ним в машину.

«Никто кроме вас не позаботится об этом. Это то, что нужно запомнить. Пока вы здесь, я буду звонить по телефону на побережье Южного Китая, прося денег. Выручи меня. Держите огни здесь, чтобы следить за ними. Это наш девиз. Одного любопытства недостаточно» – сказала Энн.

«Согласен, любопытства мало. В самую точку. Вижу, что вы начинаете меня  понимать».

Эд обернулся и подумал о том, что каждый из нас «несомненно, будет поражен действительностью планеты, столь похожей на нашу Землю, и очень далекую от современной цивилизации. Земляне будут размышлять об одиночестве космоса. Можно подумать даже о судьбе нашей вселенной, которая, является одной из многих вселенных. Не стоит мешать делиться своими впечатлениями. Они уже были записаны людьми, которые в 10 000 раз более проницательны, чем вы и я».

«Выгодный и востребованный» – повторила Энн.

Путешествие Энн  на Другую планету

«Правильно. Итак, сегодня вечером у вас останется почти четыре часа времени, чтобы посмотреть на Других людей. Никто не знает о них много.  Сообщите обо всём, что может иметь товарную ценность».

«Значит, я должна позвонить вам, если я увижу что-то новое?»

«Позвони мне, если увидишь, что кто-то поднимет знак, который говорит: «Привет, Земля. Мы здесь».

В институте изучения внеземной жизни было задействовано 264 полностью обученных исследователей. Биологи обрабатывали различные признаки жизни, обнаруженные в остальной части вселенной. Другой мир имеет свое поле. Сходство между изучаемой планетой и земной цивилизацией стало экзистенциальным шоком для Земли. У планеты, которая находится на расстоянии 1564 световых лет, обнаружились бескрайние леса, не имеющие  существенного отличия от лесов Земли. На Другой планете были животные, которые немного  отличались от животных на Земле. Она имела Других  разумных обитателей, живущих в городах, селах или в племенах. Другие носили одежду. Они, как и земляне, влюблялись, писали стихи и прозу. У них были свои законы. Два мира, случайно созданные с такими сходными точками  их развития, должны были что-то означать. Антропный принцип нашел свое доказательство. Вселенная может существовать только в условиях, где есть наблюдатели, чтобы засвидетельствовать факт ее существования.

Одна в огромной темной комнате, Энн снова вытерла полотенцем экран.   Она увидела что-то похожее на машину, изготовленную на планете. Девушка прижалась к экрану лицом и заглянула внутрь. В следующее мгновение Энн уже витала над планетой на другой стороне галактики. Качество экрана было настолько безупречным, что чувство собственного тела растворилось, и она превратилась в плавающую точку. Такое действие нельзя сравнить с просмотром кассеты. Это было живое или, вернее, было живым 1564 года назад.

Наблюдение Энн за жизнью обитателей Другой планеты

Энн наблюдала, как некое племя сгруппировалось вокруг горного ручья. Мужчины подносили горящие факелы к поверхности воды, где проплывал огромный косяк рыб. Женщина, держащая в руке копье, бросала его в воду, чтобы поймать добычу. Рыба была огромной, почти размером с Другого. Одной тушкой можно накормить целую группу племен в течение месяца.

Энн еще хотела посмотреть на это зрелище. Она потянулась вниз, и ее экран погас. Девушка замерла. Энн приподнялась на локтях и снова оказалась среди облаков над горами. Огонь факелов племени мерцал красными и синими точками. Энн медленно отодвинулась, поправляя экран. Затем девушка сосредоточилась на лице Другой женщины, держащей копье.   Глаза Другой женщины резко сузились в сосредоточенности. Они казались слишком маленькими, даже для глаз Других, у которых не было носового моста. Взгляд Другой женщины скрывал ужасное насилие.

Другие обитатели племени застыли, ожидая, когда слизистая мамонтовая рыба окажется на водной поверхности. Почему Энн это наблюдала? Ее надежда состояла в том, что кто-то повредит этой охоте. Тогда племя будет использовать траву, которая нашла аналог в сохранившихся джунглях на Земле, чтобы восполнить недостаток в еде. Кстати, таким образом, Другие обнаружили, что кора амазонских глутарий обладает целебными свойствами. Это было весьма выгодно для всего племени.

Энн отметила место расположения племени, затем, на секунду увидев всю планету, нашла самую большую точку, нажала на то место и случайно приземлилась на похоронах, прямо посреди зеленых веток. Очнувшись от этого потрясения, девушка увидела болезненное завершение печального ритуала. Похороны происходили в Среднем Пространстве. Толпа  провожающих была маленькой,  всего шесть Других. Тело умершего уже находилось под ветками, поэтому Энн не смогла ничего разглядеть.
Она слишком быстро поднялась, и снова витала над всем OSC, другим Южным городом, на мгновение ослепленным ярким светом. В городе было 24 миллиона жителей, а это в несколько раз больше, нежели в любом из городов нашей планеты. Многие обитатели города жили в подземных туннелях. Центр города беспорядочно разбросан. Вокруг можно было наблюдать много интересного и захватывающего. Однако такое наблюдение не входило в ее основную задачу.

Энн снова пришлось вернуться в OSC. Она проплыла над центральной аллеей самого большого Другого города. Девушка увидела плоские лица бегущих Других. За кем понаблюдать? Она последовала за Одной, с беспокойством облизывая губы. Та быстро исчезла с ее поля зрения. Энн начала следить за Другой женщиной, пока она не скрылась в магазине. Вселенная переполнена увлекательной нерелевантностью. Энн проделала огромную часть своей работы по наблюдениям за главными улицами города.  Далее она решила расширить свой кругозор и поплыла в один из кварталов на полпути к Верхнему городу. Весенний рассвет окрашивал красками звезды, которые выложили дети на песке. Девушка вспомнила, как она написала одну из своих первых работ в начальной школе по геометрической эрудиции детских игр. Ей тогда сказали, что однажды Энн сможет работать в «ISEL».

На детской площадке девушка увидела Другую девочку, читающую книгу. Ей удалось скопировать страничку книги. Затем эта книга оказалась в руках  следующей девочки этого города, которая была в ужасном замешательстве. Энн бросилась туда, куда смотрел этот ребенок. Тонкая дыра образовалась в песочной части рядом с детским игровым пространством.

 

Трагическое происшествие, перевернувшее все представление о жизни на Другой планете

Она посмотрела вниз. Мужчина и женщина ехали большой серебряной в машине, которая почему-то напоминала кровать. Энн посмотрела поближе и отчетливо увидела, что Другой мужчина и Другая женщина несли ребенка. На их изможденных лицах, бледных от жестокости подземной жизни, был отпечаток ужаса и нежности одновременно. Другой мужчина улыбнулся Другой женщине, на руках которой ворковал младенец. Энн откинулась назад и странная машина исчезла. Она свернулась сильнее и увидела страшную картину: машина врезалась в огромный камень и Другая женщина со своим ребенком заживо горели внутри обломков, а Другой человек, выброшенный из машины, лежал на сером песке. Мужчина смотрел прямо. Он смотрел на Энн. Его взгляд был устремлен через галактику прямо в глаза девушки.
Энн пребывала в ужасе от увиденной картины. У нее было шоковое состояние. Она захотела услышать Эда.

«Эд»? Его лицо в Skype напоминало  изможденное лицо  администратора.

«Привет Энн, они показали знак, означающий «Привет, Земля»? Ты что-то увидела? Это выгодно? Был ли какой-нибудь толк от этой шаткой старой машины? Была ли какая-то прибыль от этого? Или всего лишь вид грусти на лице Другого?»

«Есть много замечательных вещей, которые можно увидеть, Эд. Здесь никто не нуждается в огромных телескопах, чтобы познакомиться с местами, которые им раньше не были известны. Если мы хотим быть наблюдателями, нам нужно найти смысл. Понял?»

Тем временем, догорали обломки машины. И ничто из этого не могло быть выгодным и востребованным.

Энн позвонила Ли, коллеге из аспирантуры, который работал над подземной историей. Он был помощником профессора в университете и проживал в Каире.

«Это Энн, которая работает, я слышал, в «ISEL» и кто действительно смотрит в небо?» – спросил он.

«Да, это я»

«И что я могу сделать для Энн, у которой хорошая работа в «ISEL»?»

«Вы когда-то давно изучали субтерранею?»

«Ого, Вы на самом деле в «ISEL» задаете мне вопрос о подземной истории, не так ли?»

«Да»

Он стал говорить тише. «Вы не видели реального прорыва, не так ли?»

«Ну, я не уверена. Я просто хочу знать, есть ли история о машинах, используемых в прорывах».

Ли сделал паузу. «Существует большая книга о субтерране как тюремной системе – это другое подземелье Нгуена. Но это было 40 лет назад или даже больше. В течение двадцати лет только у субтерранеи было множество часов просмотра ».

«Почему это?»

«Наверное, по истечении некоторого времени люди соскучились по фантастическим историям. Пару лет назад была статья из подразделения в Оксфорде под названием «Инаковость среди других», но это была общая ксеносоциология. Разве это не ваше поле действия?

«Правильно. Теперь мы все ксенологи.  Так что ты можешь рассказать мне о своем прорыве?»

Она была бы уволена за утечку информации за рассказ, который никто не хотел слышать. В настоящее время система становится более строгой. Если нет ничего выгодного и востребованного в какой-либо вещи, она должна оставаться тайной или вообще не иметь ценности.

Возвращение Энн  на планету людей

Энн вспоминает тот день, когда  она  больная с поезда приехала в семейную усадьбу. Она увидела своих родителей в комнате, которые наблюдали, как свирепствует новый шторм над кукурузными полями и яблоневым садом. Мама лежала, опустив голову на колени отца. Молния во время бури была почти непрерывной и очень ярко освещала комнату. Кожа Энн украдкой покалывала от избытка электричества в воздухе. Девушка сидела рядом с отцом, слушая шум дождя.

«Как прошел первый день в «ISEL?» – спросил отец.

Это был первый раз в тот день, когда кто-то заботился о том, о чем думала Энн. И в этот момент она не хотела что-либо записывать. В тот самый момент она просто хотела послушать дождь.

«Там столько всего. Это другой мир» – сказала она.

«И что мы будем делать, глядя на него?»

«Наблюдать, верно?»

«Наблюдать за чем или за кем?»

Отец Энн несколько минут провел рукой по волосам матери и спросил у дочери:

«Помнишь, первую книгу о растениях и животных, которую мы тебе купили?»

«Конечно»
«Теперь ты уже взрослая женщина, и тебе позволительно смотреть в небо в «ISEL».

А тем временем, шторм разрывал небо в клочья. И девушке было спокойно лишь от того, что ее отец гордился ею. Можно сказать, что он меньше всего заботился о другом мире – о далеком чуде, о каком-то знамении и о том, что мы не одиноки во вселенной. Энн собиралась рассказать своему отцу о  кошмаре с горящей машиной, внутри которой сгорели женщина и ребенок, а рядом с ними на песке лежал умирающий человек. Но в это время  проснулась ее мать. Папа вздрогнул и начал петь:

«Мерцание, мерцание маленькой звезды

Как я же потрясен тем, кто ты есть.
Вверху над миром так высоко,
Словно алмаз в небе.
Мерцание, мерцание маленькой звезды,
Как я же потрясен тем, кто ты есть».

Отец  поднял больную маму и понес ее из комнаты, чтобы положить в постель. Энн осталась одна, с более сильным чувством одиночества. Она подумала о том, что все вокруг не так уж плохо и это замечательно.

«Вот как мой человеческий редактор описал эту историю» – подумала Энн.

Изнурение дня, которое накопилось внутри девушки, сгладили любовь родителей, полутемная комната и даже буря. Теперь она снова любила целый мир, который чудесным образом отражался в ее глазах. Сейчас Энн была среднего возраста и внутри нее появился свет, который помогал ей пробираться сквозь пустоту, запертую машинами.

 

Автор: Стивен Марш

Иллюстрации: Кристиан Гралинген

Кажется, Вам понравился этот материал, раз Вы его дочитали до конца. Пожалуйста, поделитесь с нами своими мыслями об этом?

Comment

This post doesn't have any comment. Be the first one!

hide comments
Share
...
Back

Your cart

0

Корзина пуста.

Total
0.00$
Checkout
Empty

This is a unique website which will require a more modern browser to work!

Please upgrade today!