Общая семантика и как мы воспринимаем окружающий мир — Yavio Magazine

Общая семантика и как мы воспринимаем окружающий мир

158 просмотров

Слова лживы, они словно чашки, которыми хочется вычерпать родник

ОЭ.М. Ремарк

 

Слово – инструмент, объединяющий и разъединяющий людей, несущий разные семантические нагрузки, категоричный и оценочный, многоликий. Как справиться с негативными последствиями, которые влекут слова, учит Альфред Коржибски, создатель теории общей семантики.

 

Осмысление языка сквозь призму жизненного опыта

В истории и культуре человечества можно найти немало примеров того, как относились к слову и языкам. Библейская история о Вавилонской башне в ее нерелигиозном контексте рассказывает о том, как может объединить язык, и как сильно он может разобщать. Польский ученый Альфред Коржибски полагал, что, работая со словом, можно исправить ошибки человека в общении, излечить неврозы, преодолеть вражду. Теория рождалась как реакция на окружающий мир, погрязший в череде войн. Польский аристократ, русский офицер, участник I мировой войны, он имел серьезное ранение, повлекшее за собой переезд в Канаду, а потом США. Именно здесь родилось и развивалось учение об общей семантике, на основе которого спустя несколько десятилетий лечили военных от неврозов и посттравматического синдрома.

 

 

Таким образом, это не просто теория, но и практическая система, построенная на междисциплинарных связях семантики, лингвистики, нейролингвистики, феноменологии и нейрофизиологии.

 

Предмет изучения

Смотря на теорию польского ученого немного отстраненно, можно утверждать, что, в конечном счете, она не направлена на сам язык или слово. Ее цель – изучение влияния слова на человека, его реакции и формирование мировоззрения. Для того чтобы достичь этой цели, действительно приходится подключать другие дисциплины и науки, пользоваться их инструментами и достижениями. Конечная задача, стоящая перед общей семантикой – научить человека избегать острых конфликтных ситуаций, приводящих не только к душевным расстройствам конкретных индивидуумов, но и к войнам, социальным катастрофам.

 

 

Краеугольным камнем теории является понимание, что очаг зарождающихся конфликтов находится внутри каждого человека, то есть произрастает из субъективности, заданной нам изначально самой природой. Поэтому для самого Коржибски общая семантика определялась как теория взаимосвязи оценочных (субъективных) факторов: отношения человека к себе (своим чувствам, эмоциям, реакциям), к другим, к реальности. Изучение слова в этом случае опосредованно. Главное внимание уделяется тому, какую оценку оно несет.

Все это нашло выражение в главном труде ученного – книге «Наука и здравый рассудок», вышедшей из печати в начале 30-х годов прошлого века. Работа оказала несомненное научное и культурное влияние, у нее нашлось немало последователей среди писателей-фантастов (Фрэнк Герберт, Роберт Хайнлайн), общественных и политических деятелей (Стюарт Чейз, Сэмюэль Хаякава).

 

Философия А. Коржибски

Одной из основ теории польского ученого стало осознание расхождения между миром реальным, и миром, который мыслит человек. Снова наступило время заявить, что для очень многих представление о реальности и сама реальность – две разные вещи, а, следовательно, мы живем среди иллюзий. Нужно сказать, что такая мысль вовсе не была открытием. История философии и культуры знает такие периоды, когда теория иллюзорности была едва ли не ведущей (Педро Кальдерон «Жизнь есть сон»).

Основой для такого ощущения послужили, с одной стороны, страх перед жизнью в бесконечном пространстве Вселенной, то есть интенсивные научные открытия Нового времени, а с другой стороны – резкое осознание индивидуальности и ее произвола. Эпоха Возрождения дала начало для предельного развития субъективизма, который уже к XVII веку задался вопросом: реальна ли та реальность, в которой живет человек?

 

Выводы о том, каким кажется мир тому или иному конкретному организму, можно делать только тогда, когда его нервная структура весьма похожа на нашу. Когда виды очень далеко отстоят в нейрологическом отношении, подобные выводы совершенно неоправданны.

А. Коржибский, “Наука и психическое здоровье”.

 

Уже значительно позже, после открытия общей семантики, философ Томас Нагель очень эффектно доказал теорию субъективного характера сознания, основываясь на примере летучей мыши. Стало понятно, что человеческое представление об окружающей действительности, в самом деле, складывается из ряда обстоятельств: окружающей среды, генов наследственности, климата, образования, прочитанных книг, просмотренных фильмов, личных переживаний и т.д. На это влияет даже пол и рост: мужчина воспринимает мир иначе, чем женщина, а высокий человек иначе, чем низкий. Отсюда следует вполне логичный вывод: мир муравья и мир человека – две разные вселенные, хотя дом у нас один.

Осознавая роль субъективности, Альфреда Коржибски в первую очередь интересует, как это переживает язык – мощнейшее средство коммуникации. И приходит к заключению, что слово, возможно даже неосознанно со стороны носителя, приобретает оценочную окраску.

По мнению ученого, оценочность делает его категоричным, передавая образы реальности только в двух категориях: положительного и отрицательного. Такая двухвалентность (ДА и НЕТ, среднего не дано) и становится причиной неврозов.

Средство борьбы с этим ученый видит в стремлении к объективности посредством избегания слова (терапия тишиной) или к совершенствованию слова через ликвидацию его оценочности. При общении не должно быть никакой категоричности, никакой субъективности – только в этом случае возможно избегание острых ситуаций и конфликтов.

Поскольку для языка субъективность естественна, Коржибски предлагает создать инструменты (методы) для ее исправления, то есть получить усовершенствованный, искусственный язык.

 

 

Каким должен быть совершенный язык

Главный принцип работы по преобразованию своего языка – это навыки абстрагирования. Человек должен понимать, что слово и реальная вещь – два разных понятия, соотносимых между собой как «карта» и «территория» (или как символ вещи и сама вещь). Это понимание нужно постоянно воспитывать, поддерживать и осознавать. Таким тренингом, по мнению ученого, достигается понимание расхождения между реальной действительностью и условностью языка. И хотя достичь понимания объективной реальности человек все же не в состоянии, он может избавиться от разрушительной категоричности и выраженной субъективности.

На практике методы Коржибски выглядят следующим образом:

  1. Избегайте глаголов бытийности, таких как «быть», «есть», «являться». Они слишком категоричны.
  2. К именам и названиям рекомендуется добавлять цифровой код или индекс. Цифра, в силу своей однозначности, привносит элемент объективности.
  3. К словесным выражениям добавляйте «Etc.» («так далее), напоминая об их неполноценности.
  4. Не стесняйтесь применять к словам кавычки, подчеркивая их субъективность и смысловую гибкость, а, следовательно – лживость.

Следуя этим правилам, язык потеряет категоричность (для скептика – определенность), и приобретет оздоровляющую объективность.

Ученым было запатентовано и устройство для умения абстрагироваться, так называемый структурный дифференциал. Это ряд звеньев, скрепленных нитями, позволяющий «упорядочить мысли» по поводу какого-либо реального события, устраняя лишние характеристики. Занятие заканчивается тогда, когда достигнута полная абстракция.

 

Вместо послесловия

Хочется добавить, что точка зрения на язык польского ученого – лишь одна среди многих. Тем не менее, она нашла довольно много последователей, расценивающих ее как истинное спасение в мире войн и взаимного непонимания. Как к ней относиться – с доверием или критически, – личный выбор каждого, а значит и здесь не обойтись без совета со своим «Я».

 

Подробнее об институте, Вы можете узнать на официальном сайте