Плоский мир – фантазии или реальность?

В списке современных писателей Великобритании и авторов, работающих в жанре фэнтези нельзя не упомянуть создателя художественной вселенной «Плоский мир» Теренса Пратчетта. Необычный стиль, синтезирующий обыденность и изысканную литературность выделяет его среди прочих писателей и наделяет выдуманный мир уникальными чертами.

Биография Пратчетта далека от писательских кругов, в ней нет присущей литераторам увлеченности языком, законченных университетов – автор далеко не филолог. В детстве, как и множество других детей, увлекался фантастикой и ужастиками, а став самостоятельным из различных профессий отдал предпочтение журналистике. Начиная с 1965 года, работал в нескольких еженедельных изданиях, а в одном из них, «Bucks Free Press», публиковал рассказы собственного сочинения. Эти детские истории он подписывал пока смешным псевдонимом– Дядюшка Джим. Фантазии о мире плоского «формата» начинают облекаться в слова гораздо позже, первая полноценная книга вышла почти спустя двадцать лет после первой пробы пера. Однако затем, с середины 80-х годов, писатель решает сосредоточиться исключительно на литературной деятельности и стабильно выпускает по одной книге в год. Тут и произведения из цикла о Плоском мире, и из других циклов – всего более 50 романов, не считая рассказов, юмористических историй, дополнительных материалов и прочего.

 

 

Итог такой бурной деятельности – более 85 миллионов экземпляров напечатанных книг с переводом на 37 языков мира, звание Кавалера Ордена Британской Империи (1998 год), медаль Карнеги (2001 год) и титул рыцаря-бакалавра (2009 год). Все эти достижения складываются в настоящий успех, но в 2007 году становится известен роковой диагноз – болезнь Альцгеймера. Писать осталось не долго, как и пребывать в здравом рассудке. Пратчетт серьезно думает об эвтаназии, а в 2015 году умирает.

 

Вселенная плоского формата

Создание Плоского мира – это реакция на ту литературную шелуху, которая заполонила полки книжных магазинов после по-настоящему великих произведений Толкиена и Льюиса. Плохие подражания и сатира – вот все, что можно было почитать в этом жанре в 70-х. Пратчетт в своей фантазии пошел по другому пути. Он попытался совместить мир совершенного вымысла с современностью, а в качестве основы для своего мира выбрал известную, но языческую модель. Его мир плоский, держится на четырех слонах, которые стоят на спине гигантской черепахи. Последняя же бороздит бескрайние просторы космоса. В этой Вселенной есть боги и есть представители самых разных рас, и тут писатель уже ничего не выдумывал, просто взял то, с чем уже имели дело писатели-фантасты до него. Поэтому его Discworld («мир-диск») населен не только людьми, но и эльфами, орками, гномами, оборотнями, вампирами, зомби.

По установившейся в фэнтезийных сериях традиции, в дискообразном мире есть и карта стран, и деревни с городами, самый крупный и четко прорисованный из которых – Анк-Морпорк.

 

Устройство этого мира соединяет в себе языческое представление о пространстве (например, наличие Пупа Земли), магию и физику. Причем физические законы здесь выполняет, вполне реальная магия. Загадкой остается вопрос с круговоротом воды в природе – он так до конца и не проясняется.

Круг романов о Discworld

41 роман о Плоском мире условно можно поделить на 4 или 5 серий, каждая из которых открывает какую-то новую сторону этой фантастической реальности.

Первый цикл рассказывает о городской страже Анк-Морпорка, города, в котором собрались все пороки этого мира. Главными действующими персонажами здесь являются городской правитель лорд Витинари и командующий самой стражи – капитан Сэмюэль Ваймс.

Второй цикл раскрывает особенности магической стороны этого мира. Речь здесь идет не о низшей форме волшебства, которым занимаются ведьмы, а об интеллектуальной элите – «классических» магах Анк-Морпорка. Только в ходе повествования становится понятно, что по большей части это хитрые политиканы и мошенники.

Третий цикл концентрирует внимание на магии ведьм – волшебстве, силу для которого они берут у самой земли. Поэтому местом действия становится деревня, а основные персонажи так или иначе связаны с английскими фольклорными преданиями.

Четвертый цикл повествует об одном из самых загадочных персонажей этой Вселенной – Смерти. Ее автор представил в традиционной европейской трактовке, как скелет с косой на белом коне. Тут больше чем в прошлых книгах метафизики и философии.

 

Произведения на стыке стилей и жанров

Романы и рассказы Теренса Пратчетта не могли бы появиться, если бы не серьезная литературная и фольклорная традиция. И в стиле изложения, и в самом материале огромное количество намеков, отсылок, подражаний, последований знаменитым романам в жанре фэнтези (Толкиену, Льюису), фантастике (А. Азимову, А.Кларку). И классической литературе (тому же Шекспиру, Дж. К. Джерому, Честертону например). И вместе с тем автор не открещивается от словесного контекста его окружающего. Наоборот, он относится ксвоим подражаниям с юмором, открывая в них новые грани и значительно обогащая текст.

Также в стиле заметно влияние журналистики, есть определенная «репортажность» в том, как ведется повествование. Тут и быстрое разворачивание событий, темп рассказа, диалоги. И к тому же ощущение, что все пишется на злобу дня, на острые и яркие моменты нашей, вполне реальной действительности.

С такой стилистикой не абсолютно все романы писателя пользуются одинаковым успехом. Например, в рейтингах наиболее раскупаемых книг последние строчки занимает «Цвет волшебства», открывающий цикл о Плоском мире и несколько последних романов, когда стало, очевидно, что писатель торопится дорассказать свои истории перед уходом из жизни.

Особый колорит произведениям Теренса Пратчетта придает смесь высокого и низкого: моменты с по-настоящему философским содержанием тут располагаются в непосредственной близости с юмором и сатирой. Комедия граничит с трагедией.

Слог и трудности перевода

Авторский слог – очень интересная материя, особенно если он замешан на использовании диалектизмов, ненормативной лексики и эвфемизмов. Стремясь придать своему тексту большую характерность и насыщенность, Пратчетт использует их в больших количествах. Многие его герои носят «говорящие» имена: аркканцлера зовут Наверн Чудакулли, уличного торговца-лоточника – Себя-Режу-Без-Ножа, а первого газетчика – Вильям де Словв.

Вся эта игра слов обеспечивает произведениям неповторимый шарм и очарование, и вместе с тем делает довольно сложным перевод. Русские переводы в исполнении Натальи Аллунан, Николая Берденникова и Александра Жикаренцева как раз и хороши именно этой атмосферой игры словами, которую им удалось сохранить.

Суть вещей

Плоский мир устроен по определенным законам и следует им. Закон устройства мира гласит, что мир поддерживается магией. Причем эта магия не подразумевает высшее волшебство – волшбы как таковой здесь не увидишь. Колдуны и ведьмы в основном не заняты колдовством, они заняты поддержанием космического порядка. Удивительным образом в пратчеттовскую магию проникает исключительно мифологическое начало: противоборство хаосу. Древнегреческий герой должен был противостоять хаосу в самом себе, поэтому он совершал великие поступки или жертвовал собой – так поддерживалась гармония мироздания. Этим заняты и герой Плоского мира: нужно верить в то, что ты человек, а не жаба, потому что, если в это не верить, превратиться в жабу не составит труда.

Хранительницы мироздания, ведьмы, охраняют и сохраняют границы мира не только тем, что стерегут их, но и тем, что помогают людям. В этом их предназначенность, суть и стержень. Таким образом, космической порядок у Пратчетта непостижимым образом оказывается, связан с этическими и моральными нормами. Добро, которое должно побеждать зло – непререкаемых закон этих книг. Поэтому в них так крепко вплетены миф и сказка. В романах то и дело всплывают сюжеты сказок и легенд: «Сон в летнюю ночь» Шекспира, легенда о гамельнском крысолове или история о Призраке оперы.

Эволюция автора

Легко ли журналисту стать писателем? Очевидно, что специфика профессии навсегда откладывает отпечаток на стиле изложения материала. Вероятно, так было и с Терри Пратчеттом, ведь несколько десятилетий, отданных журналам и газетам, не могли не повлиять на его авторскую манеру.

Первый роман о Плоском мире – «Цвет волшебства», – написан в журналистской манере. Это скорее пародия на известные фэнтези-романы с сатирой на актуальные в тот момент события. Шутка (так называемый «гэг») здесь становится основным организующим моментом. Со временем она отходит на второй план, уступая место тонкому юмору в лучших традициях английской литературы, гармоничному развитию действия, тонкой проработке внутреннего мира. Спустя несколько десятков лет и такому же количеству изданных книг, к моменту выхода в свет книги «Маленький свободный народ» (2003 г.) стиль автора претерпел существенную эволюцию.

 

Кажется, Вам понравился этот материал, раз Вы его дочитали до конца. Пожалуйста, поделитесь с нами своими мыслями об этом?

Comment

This post doesn't have any comment. Be the first one!

hide comments
Share
...
Back

Your cart

0

Корзина пуста.

Total
0.00$
Checkout
Empty

This is a unique website which will require a more modern browser to work!

Please upgrade today!