Экотех или как мечты воплощаются в реальность

К юбилею столицы на набережной Астаны появился мост «Атырау» – подарок столице Казахстана от Атырауской области. «Рыба-мост», как его уже прозвали в народе, относит нас к творениям основоположников параметризма – Захи Хадид, Яна Каплицки  и других. Однако этот проект – дело рук и мысли казахстанских архитекторов и строителей.

Наш корреспондент Алия Демейсенова встретилась с создателями моста – архитектором Асхатом Садуовым и директором дирекции инфраструктурных проектов BI Group Сериком Тулебаевым, чтобы подробнее узнать обо всех тонкостях работы над необычным проектом.

Строительная компания BI Group построила мост «Атырау» в сердце Астаны в рекордно короткие сроки. Как признался директор дирекции инфраструктурных проектов Серик Тулебаев, для него и команды этот дерзкий по меркам отечественного строительства проект стал настоящим вызовом.

 

– Мост  «Атырау» – знаковый проект для Астаны в плане городской архитектуры, мы видим, что с первых дней он стал местом паломничества туристов и жителей города. Расскажите, как он создавался, кто работал над ним с самого начала и до реализации?

– Ажиотаж вокруг «Атырау көпірі» – это не просто какой-то спортивный интерес. Это действительно красивый, уникальный и, самое главное, нужный для людей мост. Над этим проектом работало много людей. Если говорить о проекте пролетной части, то это южнокорейская компания Isan, а сам облик, архитектурная часть моста – работа команды архитекторов Астаны. Руководил этой группой один из талантливых, по моему мнению, молодых архитекторов Казахстана Асхат Садуов.

Оболочка моста привлекательна своей природной формой, это экотех – одно из новых направлений в дизайне и архитектуре. Конечно, нарисовать сегодня можно все, что угодно, но это должно быть реализуемо для строителей и удобно для людей, и проект нашего моста все это сочетает в себе. Около полугода работали архитекторы над созданием этого проекта, конечно, это довольно сжатые сроки.

“Самое время возвращаться к природным линиям” – Серик Тулебаев

– А легко ли было строителям реализовать все это на практике, тем более, что и сроки для строительства тоже были сжатыми?

– Понимаете, проект действительно уникальный, очень сложный. Технологически такие мосты строятся девять месяцев, у нас было в два раза меньше времени. Нам необходимо было сократить сроки и подстроить под это графики строительства. Работа велась круглые сутки, в три смены. Практически все элементы моста негабаритные, мы не могли привозить их днем, поэтому транспортировка велась в ночное время, с необходимым сопровождением.

Учитывая сжатые сроки, мы мобилизовали в два раза больше людей и техники. Чтобы возвести такую конструкцию, необходимо было сначала отсыпать дамбу, она вышла порядка 40 метров шириной и почти 300 метров в длину. На этой дамбе мы и работали. Но ведь река – не озеро, она должна полноценно продолжать свое течение, для этого сквозь дамбу нужно было проложить около 7-8 труб, через которые все это время протекала вода.

Далее шло самое главное – установка опор, по проекту их было 10: шесть основных русловых и четыре по кольцевому сходу. Это работы, которые ведутся полностью в воде. На дамбе устанавливается буровая машина, забивается свая глубиной 22-30 метров, затем ставятся шпунты и откачивается вода из котлована – это место для опоры. Устанавливается временная опорная часть, затем идет монтаж пролетных строений. Обычно технологически для всего моста используется одна пара временных опор: то есть, установили пролет, перенесли опоры дальше и так далее. Из-за сжатых сроков нам пришлось устанавливать одновременно все шесть опор и собирать сразу все 5 пролетов.

– Раз мы подошли к самой, наверное, основной части сборки нашего моста, расскажите, где и как изготавливали его детали? Его пролетные части, декоративную верхнюю конструкцию.

– Пролетные балки были изготовлены в Кургане по спецзаказу. Это крупный завод КурганСтальМост, который специализируется на мостовых конструкциях. Оболочка, архитектурная часть моста была заказана в Беларуси. Это уникальный продукт. Если присмотреться, то видно, что изнутри и снаружи она обшита лепестками. 74 бесшовные каркасные трубы установлены прямо по краям моста, они соединены между собой, а после обшиты алюминиевыми лепестками.

В общей сложности 2,5 тысячи лепестков, каждый из которых уникален. Если посмотреть внимательно, видно, что они делались не по шаблону, архитекторы рассчитывали каждый лепесток, чтобы вместе они повторяли форму рыбы. Сложности возникли с их изготовлением – не каждая специализированная компания соглашалась изготовить такое количество разных по форме и размеру пластин. Отбор был строгим, необходимо было учесть сжатые сроки и уникальность изготовления. В итоге мы не ошиблись, выбрав компанию из Белоруссии.

– Астана отличатся непростыми погодными условиями: резкие перепады температуры, сильный ветер.  Как эти факторы учитывались при строительстве моста?

– Архитекторы смогли рассчитать и правильно распределить нагрузки. Если, к примеру, пролетное строение весит около двух тысяч тонн, оболочка вместе с перилами почти 120 тонн. Сама архитектурная часть рассчитана на наш климат, на наши ветровые нагрузки, кроме того, обледенение, влажность от реки – все эти факторы учтены.

– Обледенение – это еще и проблема пешеходных покрытий в Астане. На новом мосту не будет скользко зимой?

– Учитывая, что пролетная конструкция сделана из металла, не каждое покрытие дает хорошее сцепление, выбор остановили на литакриле. Покрытие толщиной 3 сантиметра, оно очень прочное: мы клали пробные участки и пытались его отбить, это было невозможно. Он очень хорошо выдерживает температурные перепады, что важно для нашего климата, где бывает от -40 до +40.

Большую  работу в этом плане проводят проектировщики. Они должны изучать особенности почвы, климата, ветра. Естественно, нами это все перепроверяется, проводятся дополнительные исследования на практике. Без тщательной ревизии строить такие уникальные объекты, тем более объекты массового скопления людей, не возьмется, я думаю, ни одна компания. По крайней мере, в нашей компании это обязательно. Если какие-то несоответствия выявляются, вносим коррективы, отрабатываем это с проектной компанией, чтобы построить объект в необходимые сроки и, в первую очередь, обеспечить безопасность.

– В данном случае вы работали с южнокорейской компанией, насколько легко было выстраивать диалог? Понимали ли зарубежные проектировщики всю специфику нашего строительства?

– Специфика строительства такова, что даже если проектирует иностранная компания, за ними остается право авторского надзора. То есть, круглосуточно, пока ведутся работы, на объекте в обязательном порядке находится представитель проектной компании. Поэтому проблем коммуникации, получения обратной связи с проектировщиками у нас не было.

– Как вам в целом пришелся опыт возведения параметрического объекта? Планирует ли компания в будущем еще участвовать в таких креативных проектах?

– Такие креативные, уникальные проекты для компании – это вызов. Мы не боимся трудностей, даже если будут такие объекты, которые мы раньше не строили, у нас есть опыт в возведении схожих типовых объектов, который нам помогает. Мы всегда беремся за такие проекты и с удовольствием работаем в этом направлении.

“Я думаю, что нужно двигаться вперед, создавать больше таких экотех-проектов, за ними будущее, это красиво, это круто. Мы устали от серости, прямых линий, поэтому когда видим что-то природное, настоящее, это радует глаз.”

Серик Тулебаев, директор дирекции инфраструктурных проектов BI-Group

 

 

 

– Лично вам проекты какого рода больше по душе? Как у профессионала, у вас наверняка есть мечта, объект, который вы хотели бы построить?

– В Казахстане и строительный рынок, и инфраструктура развиваются, простор для работ очень большой. Хотелось бы участвовать в крупномасштабных государственных проектах, уникальных проектах – это имя, это история. К примеру, один из таких проектов мечты – крупный мостовой переход в Павлодаре (мостовой переход через реку Иртыш, открытый в декабре 2016 года, самый крупный мост в Центральной Азии – прим. ред.).

Сложнейший проект, при технологическом сроке 5 лет мы построили его за 3,5 года. Это был вызов, пешеходный мост в Астане – такой же вызов для нас. Мы эти проекты реализовали во благо страны, людей, которые ими пользуются сейчас. Переход через Иртыш сократил путь на несколько десятков километров, грузы из Астаны могут идти в Россию или Китай, не заезжая в Павлодар, снизилась нагрузка на дорожную сеть.

Пешеходный мост  «Атырау көпірі» создан для комфорта астанчан. Мы видим, что между старым пешеходным мостом и дорожным мостом в микрорайоне «Самал» было значительное расстояние, переходить в парковую зону было неудобно. Новый мост – это уже не просто переправа, по нему интересно гулять, он стал новой достопримечательностью для жителей и гостей города.

– Как вы считаете, за какими проектами будущее в Астане? Каким будет архитектурный облик столицы через несколько лет?

– Пешеходный мост показал, что проекты, приближенные к природе, вписывающиеся в естественный ландшафт, пользуются успехом. Честно говоря,  когда я увидел этот проект, то до тех пор, пока не изучил в нем каждую деталь, мне было сложно понять, как его реализовать. И только когда я детально во всем разобрался, увидел, как все крепится, устанавливается, что все это возможно, я понял, что такие идеи – вполне реализуемые вещи. И я думаю, что нужно двигаться вперед, создавать больше таких экотех-проектов, за ними будущее, это красиво, это круто. Мы устали от серости, прямых линий, поэтому когда видим что-то природное, настоящее, это радует глаз.

 

 

Архитектор, заместитель руководителя Центра урбанистики, который занимается трансформацией городской среды в Астане, Асхат Садуов после создания пешеходного моста «Атырау», что называется, проснулся знаменитым. Говорит, что благодарности в социальных сетях ему писали простые жители города, и это для урбаниста – самая высшая оценка. Делать здания удобными, а город – живым, Асхат считает главной задачей архитектора.

О том, как идея попадает в цель

Концепт моста родился у нас за два дня. Идея понравилась градостроительному совету, который принимал решение. Во-первых, основа идеи – природные мотивы, такая архитектура завораживает. Во вторых, в самом рисунке панели мы использовали беспроигрышный вариант – цветок жизни, который отвечает законам Фибоначчи. Дело в том, что мы подсознательно считываем эти природные пропорции, которые в свое время изучал итальянский ученый, и воспринимаем их как нечто гармоничное и прекрасное. Честно говоря, изначально задача стояла чисто функциональная – построить пешеходный мост. Но мы как Центр урбанистики хотели создать некую новую икону, чтобы она была знаковой, чтобы это был не просто путепровод, а общественное пространство, которое ассоциировалось бы с современной Астаной.

При этом изначально у экспертов было пожелание сделать мост закрытым, но мы убедили отказаться от этого, чтобы сохранить связь с природой. Хотелось, чтобы сквозь покрытие проглядывались небо, река, но в то же время местами создавалась теневая завеса для комфорта людей. С этой же целью мы немного расширили среднюю часть и создали красивый рисунок – чтобы людям было приятно там находиться. Вот такая простая, но очень функциональная и эстетически приятная концепция.

 

Нам важно было, чтобы прохождение по мосту было комфортным, не было никаких барьеров, лестниц – для этого мы придумали кольцевой сход и плавный уклон, который был бы удобен колясочникам и велосипедистам. В процессе немного видоизменять проект, чтобы его было проще воплощать в жизнь, некоторые элементы мы сделали повторяющимися. Для нас это было не сложно, так как проект писался с помощью современных инструментов, мы использовали параметрический дизайн, где все зависит от скриптинга.

Это мой первый параметрический проект. До этого были концепции, которые не воплощались, а хотелось всегда использовать эти современные инструменты проектирования, чтобы создать необычное сооружение в Астане. Здесь как раз все совпало.

Астане не хватает таких объектов. Город большей частью новый, есть исторический центр, который можно оставить в том виде, в котором он есть, хотя и там вполне может вписаться какое-нибудь здание в стиле символизма.

Но такие объекты не должны быть повсеместно, достаточно их точечного расположения.

О современных инструментах архитекторов

Компьютер покрывает очень большие человеческие ресурсы, управление изменениями с помощью компьютера позволяет быстро реагировать как в проектировании, так и при строительстве.

Мы используем скриптинг, так называемые элементы узлового программирования. Сейчас все современные программные обеспечения для архитектуры стали более гибкими. Если раньше были четкие готовые инструменты, которые приходилось кое-как подгонять под нужную форму, то сейчас можно спроектировать все до мельчайших деталей, индивидуально параметризировать. Это дает свободу – в дизайне, в форме.

Об импортных фасадах

Я бы обратил внимание всех архитекторов и строителей на использование природных местных материалов, которые есть у нас в Казахстане. Это как раз таки тот язык архитектуры, который во всем мире используется испокон веков. Во-первых, это экономит ресурсы, энергозатраты на транспортировку и прочее – это даже прописано в экологических стандартах, во-вторых, это создает образ, присущий именно этому региону. Тот же ракушечник в фасадах в советское время был своего рода лицом Казахстана той эпохи. Сегодня можно создавать прекрасные проекты, даже параметрические, используя кирпич и камень.

Я не понимаю, когда мы экспортируем фасадные материалы. Если это сделано здесь, если мы сами выпустили пластик, стекло, применили современные технологии для этого, тогда – да, это местный футуризм. Когда мы привезли стекло из Италии, может быть, для кого-то это круто, но действительно круто – если мы будем развивать свое производств о и свою неповторимую архитектуру.

О ветре как бренде Астаны

В Астане важно работать с ветром – как в генерации энергии, так и в вентиляции зданий. Что касается защиты от ветра, то здесь важны элементы архитектуры и сама геометрия зданий. Ключевые факторы – высота зданий и расстояние между ними. У нас, к сожалению, ввиду быстрых темпов строительства, забыли про ветер, и теперь в уже сложившихся застройках нам нужно анализировать и решать, как реагировать на него.

Высотные здания – это плод рыночной экономики. Бизнесу важно, чтобы здание было максимально окупаемо, поэтому возникают высотки. Но, даже имея высотки, можно проанализировать ветер и среагировать на него.

Сейчас в процессе разработки мастер-плана мы акцентируем внимание на том, что ветер – это один из брендов Астаны, который нужно учитывать и использовать во благо населения. Для этого есть специальное программное обеспечение, все можно прогнозировать.

Astana, modern bridge, night, автор — Murojan Turdykulov на 500px.com

Об Астане будущего

Хотелось бы видеть живые улицы, независимо от того, в какой части города ты находишься. Чтобы все уголки города были наполнены жизнью – это и есть ключевой фактор комфортности, люди должны быть везде.

Важные факторы для комфортности: среднеэтажность, плотность застройки, ширина улиц, активные нижние этажи. Мобильность, доступность транспорта абсолютно в каждом уголке города. Общественные пространства очень важны – как открытые, так и закрытые, культурная жизнь, доступность спортивных объектов.

Ну, и нам нужно думать об экономике города, у Астаны есть потенциал быть лидером региона.

О творчестве

Ели говорить о звездах, таких как Норман Фостер, который создал у нас много проектов, покойная Заха Хадид, Сантьяго Калатрава, Жан Нувель, которые создавали иконы архитектуры, то они оказали сильное влияние на наше поколение. Когда я был студентом, то хотел развиваться именно в этом направлении. Но чем более зрелым ты становишься как архитектор, тем больше хочется работать с человеческой средой – более гуманистический подход, когда очень важны детали, материалы. Эстетику хочется находить именно в деталях, как это делал в свое время Алвар Аалто.

Но если доведется еще поработать над параметрическими проектами, такими как наш мост, думаю, что я возьмусь. Возможно, это будет даже какое-то временное сооружение – павильон или арт-объект.

Я считаю, что архитектор должен заниматься собственной средой. То есть, если мы говорим о Барселоне, то там должны работать барселонские архитекторы, в Астане – астанинские. Конечно, для нас в свое время было важно импортировать лучших мировых архитекторов, чтобы произошло влияние на местное экспертное сообщество, чтобы наши архитекторы знали, чем живет мировая архитектура. Но, я думаю, пришло время, когда нам нужно развивать свою молодежь. Потому что мы, местные архитекторы, будем очень ответственно подходить к своей территории – по крайней мере, есть такая надежда.

Архитектор должен, в первую очередь, проектировать для пользователей, для людей. Во-первых, тогда здание будет пользоваться популярностью, во-вторых, люди будут благодарны – мне кажется, это самое главное. Поэтому я хотел бы, чтобы все архитекторы сосредоточились именно на этом, думали о долгосрочном результате.

Здание – это живой организм, который пропускает через себя потоки людей, и чем качественнее эти потоки проходят через здание, тем оно здоровее. То же самое в городе: чем мобильнее улицы, а на это сильно влияет сетка улиц, расстояние между перекрестками, тем больше «кровоснабжаются» его органы. Поэтому любой затор становится «раковой опухолью» – пробки, рассадник криминала, плохая экология, люди не хотят там находиться. Об этом архитекторы должны думать.

 

Материалы подготовлены Алиёй Демейсеновой, корреспондентом Yavio в Казахстане

Кажется, Вам понравился этот материал, раз Вы его дочитали до конца. Пожалуйста, поделитесь с нами своими мыслями об этом?

Comment

This post doesn't have any comment. Be the first one!

hide comments
Share
...
Back

Your cart

0

Корзина пуста.

Total
0.00$
Checkout
Empty

This is a unique website which will require a more modern browser to work!

Please upgrade today!